На плацдарме

Имя Героя Советского Союза Закудряева мезенцам широко известно. Сложным и трудным был его жизненный путь, приведший Владимира Петровича в далёкую северную Мезень. Здесь и нашёл он свой вечный покой. О подвиге Героя на Эльтиченском плацдарме (Керченский полуостров) писали в «Севере» не раз. Сегодня мы предлагаем читателям статью о Владимире Петровиче из фронтовой газеты, написана она по горячим следам. Просим обратить внимание на стиль изложения материала, который складывался в условиях боевых действий.

Василий Дранников.

Герой Советского Союза главный старшина Закудряев

Указом Президиума Верховного Совета СССР командиру отделения главному старшине Владимиру Петровичу Закудряеву присвоено звание Героя Советского Союза.

В боях на Керченском полуострове он проявил исключительное мужество, когда наш отряд штурмом захватывал немецкие укрепления. В напряжённый момент одного из боёв главный старшина Закудряев проявил смелую инициативу, взяв на себя командование группой моряков, повёл их в победоносную атаку на вражескую пехоту и танки. Он дрался геройски, своим примером вдохновляя бойцов на такую же храбрость и смелость, на такое же самоотверженное выполнение воинского долга и верность присяге.

                                     х х х

В 1927 году 16-летним юношей Владимир Закудряев впервые спускался в глубокую шахту Донбасса. Рядом с ним стоял пожилой рабочий.

– Страшно? – спросил он Закудряева: Владимиру было, действительно, страшно, но он, пересиливая себя, ответил:

– Нет.

Севастополь дал Владимиру Петровичу Закудряеву военную закалку.

После контузии врачебная комиссия предложила ему демобилизоваться. Он упросил оставить его на флоте.

Закудряев служил не жалея сил. Будучи в судоремонтном батальоне, он заслужил почётную грамоту Народного комиссара Военно-Морского флота.

                                    х х х

В десант освобождать Крым Владимир пошёл командиром отделения. Шёл он на первом мотоботе. Враг встретил бешеным огнём. Трещали пулемёты, автоматы, ухали дальнобойные батареи, тяжёлые миномёты. А наши суда упорно шли вперёд. И как только мотобот коснулся земли, десантники бросились на берег. Закудряев выбежал вместе со всеми.

Впереди высился бугор. За ним тянулась коса. Морякам приказали занять бугор и отрезать немцам путь к отступлению. Разгадав наш замысел, гитлеровцы сопротивлялись из всех сил. Буквально каждый метр приходилось брать с боем.

Моряки выскочили на возвышенность. Над Крымом всходило солнце. Но в огне и в дыму сражения бойцы не заметили наступления дня.

Таяли ряды моряков. По рядам прошла тревожная весть: убит командир взвода, вышел из строя его заместитель.

Наступила минутная заминка. Владимира Закудряева охватило такое же чувство, как тогда, когда он в первый раз спускался в шахту. Это длилось мгновение. Над отвоёванным окопом раздался голос Закудряева:

– Матросы! Не посрамим флотской чести. Нас ждёт Севастополь. Вперёд!

Владимир поднял автомат и первым бросился на врага. За ним устремились остальные. Горстка моряков ворвалась в село, заняла первую, вторую улицы.

– Товарищ командир, немцы справа, – услышал Закудряев слова краснофлотцев.

Главный старшина только сейчас понял всю ответственность за судьбу создавшегося положения.

– Бобрицкому выдвинуть пулемёт, бить только в упор, наверняка, остальным – вперёд! – твёрдым голосом приказал он.

Моряки пошли на штурм школы. Не давая возможности врагу закрепиться, черноморцы прорвали немецкие укрепления и подошли вплотную к зданию. В ход пошли гранаты. Через пять минут школа была в наших руках.

Закудряев сам пошёл осматривать впереди лежавшую местность. Обойдя кругом школу и пройдя дальше шагов двадцать, Владимир заметил два силуэта.

– Руки вверх! – громко крикнул он и бросился вперёд, держа наготове автомат.

Два немецких офицера, застигнутые врасплох, растерялись, подняли руки. Их Закудряев взял в плен и доставил командиру батальона.

Наступление продолжалось, моряки шли дальше.

Гитлеровцы не выдержали стремительного натиска десантников, бросились наутёк. Преследуя их черноморцы ворвались на вражескую батарею. Заудряев заскочил в командирский блиндаж. Телефонист с простреленной грудью держал ещё трубку. Владимир выхватил её и громко крикнул:

– Эй, фрицы, «полундра», матросы идут!

На батарее немцы оставили 150 ящиков снарядов, исправный прожектор и два пулемёта.

Днём гитлеровцы, получив крупное подкрепление, пошли в контратаку. Поддержанные танками и огнём артиллерии, фрицы по противотанковому рву приближались к нашей линии обороны. Создавалась угроза прорыва. Видя это, Закудряев сбрал 40 человек и повёл навстречу огненному смерчу, немецкой броне и многочисленной банде фашистов. В самый напряженный момент Закудряева ранило в ногу. В голове мутилось. Сквозь дым главный старшина смутно различал приближавшихся гитлеровцев.

– Товарищи! – среди грохота и шума боя послышался его голос.

Командир взвода вскочил, высоко подняв автомат.

– Товарищи! – с новой силой крикнул он. – Не уступать врачу, стоять насмерть!

Главный старшина побежал навстречу фашистам, которые были совсем уже близко. За ним следовали все, кто мог стоять на ногах, держать оружие, вести огонь. В который раз атака гитлеровцев захлебнулась.

Но, не выдержал и Закудряев. Он упал израненный на крымскую землю. Когда пришёл в себя, поднял голову и тихо спросил подошедшего бойца:

– Удержали?

– Удержали, гоним врага дальше, товарищ командир, – ответил боец.

– Хорошо. Молодцы. Так держать! – проговорил Закудряев.

Г. Коптяков. «Красный Черноморец» 28 ноября 1943 г.